Какой храм может стать первым двухэтажным, построенным в Карелии за последнюю сотню лет?

Слава Богу! Свершилось. Услышал Господь молитвы многих миллионов россиян, наставил на путь истинный своё заблудшее дитя и его руками, но волей своей освободил другое чадо своё, невинно осужденное и перенесшее немалые страдания за каждого из нас и в предупреждение нам.

Понятно, что за здравие раба Божьего Михаила и освобождение его от мук неправедных молились по всем храмам России. Но сегодня — только об одном. О том, что расположен буквально в нескольких километрах от сегежского микрорайона Птицефабрика, где за высоким забором на Лейгубской улице спрятаны здания исправительной колонии № 7 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Республике Карелия. О сегежском храме во славу Святой Живоначальной Троицы, что стоит на небольшой возвышенности, вниз от которой, к автомобильному мосту над железнодорожными путями, уходит бульвар Советов. Церковь и советская власть. Где как, а в Сегеже, так уж получается, им друг без друга никак не обойтись.

Сам же храм стоит на улице Антикайнена. Тоже интересная коллизия. Если кто не знает, то Тойво Антикайнен — пламенный большевик, герой Гражданской войны в Карелии, разгромивший белофиннов под Кимасозером, а потом тщательно пересчитавший последние дни суверенной Ухтинской республики, располагавшейся на территории нынешнего поселка Калевала и прилегающих к нему местностях.

Церковь еще строящаяся, но уже известно, что верхний, основной её предел будет освящен в честь Святой Троицы. Хотя богослужения идут и сейчас, но в нижней, каменной части храма, посвященной Казанской иконе Божией Матери. Кстати, история о том, почему храм состоит из двух разных частей — каменный низ, деревянный верх, и по какой причине так долго строится, настолько интересна, что, наверное, заслуживает отдельного рассказа.

Заложили сегежскую церковь в 1993 году, но само строительство началось только через десять лет — в августе 2003-го. Но если кто-то помнит новейшую историю России, то лишние вопросы по поводу такого солидного временного разбега, понадобившегося исключительно на засучивание рукавов, будут просто не уместны. Переход к рыночной экономике, либерализация цен, приватизация государственных предприятий. Какой такой павлин-мавлин? Какая церковь? Тут бы разобраться — в чьи руки в процессе акционирования упадет сладкое яблоко собственности на градообразующее предприятие Сегежи — целлюлозно-бумажный комбинат!

Читайте также  Какие реки в России меняют свои течения?

Вот и разбирались. Целых десять лет. А яблочко собственности всё катилось и катилось. От трудового коллектива к шведскому концерну «Асидомен». И уже от него — к группе карельских предпринимателей. Которые и пообещали своим работникам, а вместе с ними (т. к. целлюлозно-бумажный комбинат является градообразующим предприятием) и жителям Сегежи, что быть в городе карельских бумажников храму. И храму — обязательно каменному. Город-то — каменный! Значит, и церковь — должна соответствовать!

Но пока суть да дело, акции комбината взял и перекупил один из московских банков. А уже от него они перешли в собственность другого кредитного учреждения. Не менее значимого и весомого. Но тоже московского. А москвичам — какое дело до сегежского храма? У них свой Храм Христа Спасителя есть. Вот они и отказали в финансовой поддержке строительства. И не стало денег.

Для того чтобы хоть как-то выйти из создавшегося тупикового положения, в приходе решили в целях удешевления строительства второй этаж храма сделать уже не каменным, а деревянным. Кстати, если строительство всё-таки удастся завершить, то это будет первая двухэтажная церковь, построенная в Карелии за последнее столетие.

Ну, а для того, чтобы строительство не остановилось, в городе была объявлена акция «Именной брус». Это когда ты приносишь деньги в церковную кассу и говоришь: «На венец для церкви Святой Живоначальной Троицы на Антикайнена». А потом приходит твой сосед и говорит то же самое. Потом — сосед соседа. Вот так, на пожертвования, «всем миром» и возводятся сейчас — венец за венцом — стены новой церкви. Уже больше тысячи человек, среди которых не только жители Сегежи или Карелии, но и зарубежных стран, сделали пожертвования — кто «на брус», кто «на кирпич». Добро, оно такое — не знает границ.

Читайте также  Почему мне Карелия снится? Часть 2

И хотя у звонницы храма пока нет своего отдельного здания, колокола расположены под навесом на открытой забетонированной площадке, что чуть ниже и юго-восточнее основного здания церкви, у самого «т»-образного перекрестка. Но плывет над Сегежей чистый, радующий душу перезвон, несет благую весть не только жителям этого карельского райцентра, но и всем россиянам…